Избирательный процесс как вид политического процесса и форма политического участия. Продолжение

В последние годы все большее влияние на процессы органи­зации выборов оказывают "модели" участия партий в выборах в представительные органы, что находит свое выражение в новых подходах к правовому регулированию этого участия. Существу­ют три модели предвыборной стратегии: создание избирательного объединения в виде предвыборного блока (предвыборный блок — это объединение двух или более политических партий и движений и организаций, не имеющих юридического права самостоятельно участвовать в выборах и формировать избирательное объедине­ние); самостоятельное участие партий в выборах в качестве изби­рательного объединения; простое участие в выборах и наиболее крайняя форма такого "участия" — бойкот.

Выборы можно считать справедливыми, если процедура их проведения (законодательство, инструкции и т. д.) согласована всеми заинтересованными сторонами (включая, разумеется, оппозицию) и строго всеми соблюдается. При данных условиях проигравшая сторона фактически не может никого (кроме себя) обвинять в про­игрыше и, естественно, признает результаты голосования.

Субъектам Федерации предоставлено право принимать соб­ственное избирательное законодательство, устанавливать допол­нительные гарантии избирательных прав граждан, проживающих на их территории, применять избирательные системы и структуры представительных (выборных) органов, в наибольшей степени отвечающих местным интересам. В результате впервые в России в регионах пришли к власти не назначенные чиновники, а всена­родно избранные политики.

Важное значение для избирательного процесса имеет электо­ральная культура. Электоральная культура — это относитель­но устойчивая система знаний, оценок и норм электорального по­ведения и электоральных отношений, избирательного процесса в целом, коллективная память людей о выборных процессах. Элек­торальная культура самым непосредственным образом связана с общей политической культурой общества и конкретного человека.

Для электоральной культуры определяющими являются два показателя: ответственность (понимание значимости выборов, ин­терес к ним и желание разобраться в ситуации) и компетентность (умение оценить ситуацию, соотнести свои интересы с предложени­ями и личными достоинствами кандидатов и партий) избирателя.

О тенденциях изменения уровня ответственности российско­го избирателя сказать что-то однозначно трудно. На выборах 1989 г. свыше половины избирателей участвовали в той или иной форме в выдвижении и обсуждении кандидатур, 70 —80 % знали или имели представление о платформах кандидатов своего окру­га. Непосредственно на избирательном участке решение (за кого голосовать) приняла примерно пятая часть голосовавших избира­телей. На выборах 1990 г. это число составляло примерно 30 %, а на выборах 1993 г. - 50 %.

К парламентским выборам 1995 г. сформировалась четырех- секторная структура политических ориентаций российского элек­тората. "Левые" (коммуно-патриотическая) — 35 % электората, "правые" (патриотическая) — 20 %, "центристы" (сторонники "партии власти") — 25 % от общего числа российских избирате­лей. Демократический сектор охватил 20 %.

Такое разделение электората сохранилось к президентским выборам 1996 г. Примерно также распределились голоса и на многих последующих региональных выборах 1996—1997 гг., что свидетельствует о сравнительной стабильности структуры электо­рального пространства.

История демократических выборов в России позволяет сде­лать некоторые выводы.

  1. Выборы — это наиболее оптимальный способ обновления власти и легитимизации политической системы и ее составляю­щих.
  2. Применение любой избирательной системы способствует сокращению на парламентском уровне численности партий, за ко­торых голосуют избиратели. Предпочтение отдается самым круп­ным из них. Многопартийные системы функционируют обычно наподобие двухпартийных, когда партии образуют прочные дол­говременные или кратковременные коалиции, и избиратель имеет лишь одну альтернативу. При незавершенности формирования устойчивой многопартийной системы общество в большей степени полагается на авторитет популярной и сильной личности, нежели на авторитет партии, что подтверждается воздействием на различ­ные слои электората харизмы ряда российских лидеров.
  3. Процесс становления многопартийности недостаточно уре­гулирован. Субъектами избирательного процесса законодатель счи­тает не партии, а избирательные объединения и избирательные блоки. В результате расширенной трактовки статуса избиратель­ного объединения право на участие в выборах получили 206 об­щественных объединений. 70 избирательных объединений и бло­ков сделали заявку на участие в выборах. Не случайно в конце 1995 г, избирательное законодательство подвергалось обоснован­ной критике, в Конституционный Суд поступали запросы от Вер­ховного Суда, от группы депутатов Госдумы (102 подписи) о про­верке конституционности его положений.
  4. Прослеживается тенденция снижения активности избира­телей. Падение интереса к выборам во многом связано со снижени­ем роли представительных органов власти в политической жизни общества. Абсентеизм избирателей обычно вызывается двумя при­чинами: 1) особенностями конкретной выборной кампании, когда неинтересны именно данные выборы; 2) общей политической, соци­альной и экономической ситуацией в стране. Причина абсентеизма российского избирателя — распад социальных связей и отчужде­ние его от политики. По данным ряда исследований, свыше 50 % взрослого населения не доверяют ни одному из общественных ин­ститутов и считают, что ни один из них не выражает его интересы. Избиратели высоко ценят прагматизм, центризм, реализм, ориенти­рующие на сотрудничество, взаимодействие различных сил.

Страницы: 1 2

Обсуждение закрыто.

Интересно

Интересное в мире

Посещаемость ресурса

Яндекс.Метрика