Исторический опыт показывает, что отношения между нация­ми нередко были напряженными и трагическими. Так, русские земли испытывали на себе удары монгольских кочевников, немец­ких рыцарей, польских захватчиков. По Средней Азии и Закавка­зью огненным валом прокатились войска Тамерлана. Открытие Колумбом Америки сопровождалось ограблением и уничтожени­ем индейцев. Племена и народы Африки захватывались колони­заторами. В ходе мировых войн XX в. беспощадно уничтожа­лись или подвергались жесточайшему угнетению те или иные на­ции, народности. Историческая вражда не смогла не сказаться на национальном сознании. В нем до сих пор бытуют национальные предрассудки, неприязнь, корни которых уходят в далекое и не очень далекое прошлое.

Сегодня стало очевидным, что прежние варианты решений национальных проблем себя исчерпали, что национальная рознь, национальная вражда, национальное недоверие — как правило, следствие накапливавшихся годами ошибок и промахов в нацио­нальной политике.

Обостренное национальное самосознание, нетерпимость к малейшим нарушениям национального равноправия пронизыва­ют духовную атмосферу нашего времени. Не случайно именно во второй половине XX в. национальный вопрос обозначился там, где он, казалось бы, уже решен (Квебек в Канаде, Шотландия и Уэльс в Великобритании, Корсика во Франции и т. д.).

Национальный конфликт — вид социального конфликта, особенностью которого является переплетение социально-этнических и этносоциальных факторов и противоречий.

Непосредственная причина возникновения межнациональных конфликтов — расхождение и столкновение интересов субъектов межнациональных отношений (национально-государственных об­разований, наций, народностей, национальных групп). Конфликт возникает при непоследовательном и несвоевременном разреше­нии таких противоречий. Мощным катализатором развития кон­фликта является политизация национальных интересов, перекре­щивание национального и государственного. Провоцируемый впле­тением политических интересов в национальные, конфликт дости­гает высшей стадии обострения, переходит в национальный анта­гонизм.

В основе национальных конфликтов на территории бывшего СССР лежат следующие национально-территориальные проблемы.

  1. Нерешенные проблемы в отношениях между суверенными государствами — бывшими союзными республиками. Противо­речия между некоторыми из них перерастают в вооруженные стол­кновения, например между Азербайджаном и Арменией.
  2. Внутриреспубликанские проблемы. Абсолютизация суве­ренитета обычно порождает сепаратистские устремления нацио­нальных меньшинств внутри самих суверенных государств. При­меры тому — гагаузский в Молдове, абхазский и югоосетинский в Грузии и другие подобные им конфликты, сопряженные с боль­шими жертвами. Возникло движение территорий (краев, облас­тей) Российской Федерации за их равное правовое положение с республиками в составе РФ. Выравнивание правового статуса субъектов Федерации стало одной из ключевых проблем, от реше­ния которых зависит региональное развитие страны. (Сходные процессы наблюдаются и в других частях мира. Африканские го­сударства, например, в межэтнических войнах потеряли убитыми значительно больше, чем в борьбе за свою независимость.)

Национальное обособление обычно приводит к тому, что на­селение делится на "коренное" и "некоренное", а это лишь обо­стряет межнациональные противоречия.

  1. Проблемы разделенных народов. Исторически сложилось так, что и границы между национально-государственными образо­ваниями, и политико-административные рубежи в стране неодно­кратно сдвигались. Результатом стала разделенность многих на­родов двоякого рода: государственной границей бывшего СССР (например, таджики в Таджикистане и Афганистане, азербайджанцы в Азербайджане и Иране) и внутриреспубликанскими границами новых суверенных государств (в Закавказье, Средней Азии, Рос­сийской Федерации).
  2. Нарушения прав человека, определенных Декларацией прав человека, Международными пактами о правах человека; пробле­мы, вызванные насильственным выселением ряда народов из мест постоянного проживания (депортация). Государственно-правовая реабилитация таких лиц оказалась довольно сложным и проти­воречивым процессом. Здесь принцип восстановления справед­ливости столкнулся с принципом необратимости исторических изменений. Интересы реабилитированных народов (немцев, крым­ских татар, месхетинских турков и др.) вступили в противоречие с интересами народов, заселивших места их бывшего прожива­ния.

В результате развала СССР свыше 60 млн. человек оказа­лись "за границей", из них 34 млн. — русские, украинцы и бело­русы, живущие в других республиках. Всплеск национализма в новых независимых государствах, политика дискриминации по от­ношению к русскоязычному населению, массовые нарушения его прав привели к активной миграции людей.

  1. Отсутствие программы решения национального вопроса, анализа проблем межнациональных отношений и путей их разре­шения.
  2. Личностно-бытовые конфликты, которые выливаются в конфликты между коренным и некоренным населением. Важней­шим элементом этничности является исторически сложившаяся национальная психология, которая отражает индивидуальные осо­бенности любого народа, те его свойства, что отличают его от дру­гих народов. Национальная психология — это определенный стиль мышления, поведения этноса. Игнорирование особенностей наци­ональной психологии в межличностных отношениях может по­служить причиной возникновения различного рода предрассуд­ков, национальной предубежденности и в итоге привести к межна­циональным конфликтам.
  3. Борьба криминально-мафиозных структур за передел вла­сти.

С момента развала СССР зафиксировано более 164 воору­женных конфликтов, территориальных споров и претензий, круп­нейшие из которых — Нагорный Карабах, Южная Осетия, Абха­зия, Узбекистан, Приднестровье, Таджикистан, Чечня. Конфликты привели к гибели многих тысяч людей, к огромным материаль­ным и духовным потерям.

К сожалению, вооруженные конфликты в России до сих пор развиваются по одной схеме. Хотя их возникновение обычно про­гнозируется, реакция на них запаздывает. Не выполняется одно из главных условий прекращения конфликта: общественность не по­лучает ответа на вопрос, кто в нем виноват. Из дипломатической и политической лексики ушло понятие "агрессор". Однако анализ кон­фликта должен начинаться с определения именно этого "действую­щего лица". "Замазывание" же фигуры агрессора, растворение ее в массе абстрактных факторов и сил фактически стимулирует его к активным действиям и делает еще более беззащитной его жертву.

Не используются все возможности как вертикального (пра­вительство — армия — местные власти — органы внутренних дел — отдельные граждане), так и горизонтального (правитель­ство — правительство; армия — армия; общественные движе­ния — общественные движения; непосредственно конфликтую­щие лица) блокирования вооруженных конфликтов.

Серьезным препятствием в деле разрешения конфликтов яв­ляется страх правящих кругов и общественных движений попасть в разряд "недемократичных", "нецивилизованных", "имперских", "гегемонистских", "тоталитарных", "путчистских" и т. д., который обычно приводит их в заранее расставленную информационно- психологическую ловушку агрессора.

Во взаимосвязанном и взаимозависимом мире вооруженные конфликты бесследно не проходят. Через систему экономических, политических, этнических и геополитических связей они "переки­дываются" на многие государства и народы. Так, нарушение или раз­рыв экономических и торговых связей в ходе конфликтов в одной стране отрицательно воздействуют на хозяйственную жизнь дале­ких от конфликта стран. Дискредитация, нарушение прав человека, преследования и геноцид создают такую миграционную волну, кото­рая способна поколебать социальные устои других государств, обо­стрить в них социальную ситуацию и вызвать новые конфликты.

Страницы: 1 2

Обсуждение закрыто.

Интересно

Интересное в мире

Посещаемость ресурса

Яндекс.Метрика