Важной составной частью общества являются национальные общности. К ним традиционно относят нации, народности, племе­на, национальные меньшинства. Нации, народности, племена име­нуют также народами, хотя к числу последних относятся и много­национальные общности, например, россияне, югославы, испанцы, бельгийцы. Национальные меньшинства иногда именуют нацио­нальными группами.

Национальные общности — природно-культурные целост­ности, неперсонифицированные в каком-то одном лице, единой организационной структуре; они реализуют свои интересы че­рез деятельность множества индивидов и организованных групп. Но такая реализация не говорит о том, что функционирование общ­ностей может быть сведено к индивидуальной и групповой актив­ности. Одной из сфер формирования и осуществления запросов национальных общностей является надиндивидуальная (надгрупповая) деятельность индивидов, групп, в рамках которой индивиды, группы действуют не от своего имени, а от имени общностей, за которыми они себя числят, не обязательно четко осознавая это.

Результатом многопоколенной (надгрупповой) деятельности людей оказываются национальные культуры и национальное само­сознание: язык, обычаи, символы, герои, материальные ценности, идеалы, нормы и другие подобные феномены, надстраивающиеся над индивидуальными (групповыми) культурными формами, ин­дивидуальным (групповым) самосознанием. Э. Дюркгейм писал, что в каждом из нас есть два сознания: одно общее, которое пред­ставляет не нас самих, а общество, живущее и действующее в нас; другое, наоборот, представляет собой то, что в нас есть личного и отличного, что делает из нас индивида. Эти два сознания всесто­ронне проникают друг в друга'. Данную характеристику с полным правом можно распространить и на национальное самосознание.

Национальная культура и национальное самосознание пре­вращаются для их носителей в объект ценностного восприятия, ос­воения, воспроизводства, в средство отличения своих общностей от иных субъектов. В национальной среде формируется этноцентризм, т. е. стремление людей воспринимать и оценивать жизненные явле­ния, культуры других народов сквозь призму традиций и ценностей своей национальной общности, выступающей в качестве некоего всеобщего эталона, оптимума. Ценностно-эмоциональное начало организует национальное сознание, превращает его в активный, на­правленный процесс, в подлинное самосознание, когда разные чле­ны национальной общности начинают ощущать свое единство и за­крепляют его в понятии "мы", своеобразном коллективном "я", ин­дивидуализирующем общность (мы — русские; мы — немцы; мы — китайцы ит. д.). В итоге национальные общности не только формируются, но и формируют себя, превращаются из культурной среды в социальных субъектов, из творимого начала в начало тво­рящее, из "общностей в себе" в "общности для себя", осознающие свои национальные интересы и стремящиеся к их реализации.

Исторически первая форма национальной общности — пле­мя. Племя — кровнородственная общность. Народности, нации — общности территориальные, социально-культурные, в которых природные, биологические зависимости между людьми, в том чис­ле родственные связи, происхождение, отходят на второй план. Что отличает друг от друга народности и нации? В настоящее время эти категории часто употребляют как тождественные. Ког­да же их различают, то акцент делается на том, что народности — это общности, тяготеющие к присваивающему и натуральному ти­пам хозяйствования, а нации — общности, активно включенные в орбиту техногенной цивилизации, массового производства вещей и услуг.

Представители наций, народностей, покинувшие места тради­ционного расселения своих народов и оказавшиеся в инонациональ­ном окружении, приобретают статус национальных меньшинств.

Страницы: 1 2

Обсуждение закрыто.

Интересно

Интересное в мире

Посещаемость ресурса

Яндекс.Метрика